войти :: зарегистрироваться

Трудными дорогами правды

04 января 2018г. В марте 2018 года будет ровно восемь лет (ВОСЕМЬ!) с того момента, кокда в последний раз в Якутске я видела своего сына, невестку и внучку. Восемь лет назад они уехали в обычный запланированный отпуск, вернуться из которого им сейчас можно только в якутское СИЗО. В своем блоге я писала и буду писать о том, что в действительности произошло с семьей моего сына, и как мы, родители, пытаемся пресечь это незаконное уголовное преследование. Я хочу, чтобы этот блог читали мои друзья и знакомые и знали правду обо всем происходящем с нами, знали о том, как мы боремся за своих детей, как живем в то время, когда мы изолированы друг от друга. Надеюсь, что весь этот кошмар когда-то закончится, как страшный сон, и мой блог останется просто странной, грустной историей со счастливым концом.


Попытка подать в Следственный комитет очередное заявление о преступлениях следователя

2012-04-16 21:04
комментарии (2)

Неожиданно вскрылись очень интересные факты о "распродаже" арестованного имущества предприятия-банкрота вопреки закону. Именно поэтому 31 марта в 8 утра я выехала в Москву с целью сообщить в СК РФ информацию о наличии в действиях следователя признаков очередного преступления в виде утраты изъятых вещественных доказательств по делу путём их продажи третьим лицам .

На этот раз все события доказываются уже официальными письмами государственных органов, которые подтверждают факт переоформления дорогостоящих барж. Без участия следователя в этих незаконных сделках их совершение было бы невозможно, ведь все документы собственности находились у него.


1 апреля в 14-00 я зашла в СК, а вышла лишь в 18-00...


Принявший меня дежурный следователь СК по особо важным делам Синдицкий Денис Игоревич вначале попросил кратко охарактеризовать моё сообщение.

Кратко не получится, ответила я.

Тогда скажите, Ваше сообщение о хищении или о убийстве?

Сказала, что о хищении в особо крупных размерах.

Слушал он меня полтора часа не перебивая, очень внимательно. Я практически до мельчайших деталей рассказала о двух эпизодах с переоформлением барж. Последовательно с каждым заявлением и утверждением передавала ему все пронумерованные маркером документы с выделенными ключевыми фразами. Документы он тут же внимательно прочитывал, так что приходилось дожидаться, когда он закончит чтение. После окончания моего повествования он спросил, будут ли ещё какие-либо сообщения, всё ли я рассказала. Затем он попросил мой конспект из ежедневника (которым я пользовалась во время рассказа) для внимательного прочтения. Всё перечитал. После этого попросил мой паспорт, записал все данные, телефон и адрес данного сайта. Уточнил, в чём суть моего заявления - в сообщении о хищении имущества ООО "Навигатор-Меркури"? Да, сказала я, Нефёдов и Слепцов, выводят активы из конкурсной массы ООО "Навигатор-Меркури", фактически совершают хищение путём изъятия вещественных доказательств и переоформления на третьих лиц.

Следователь стал последовательно записывать хронологию событий, фамилии и имена действующих лиц, чертить схему их взаимодействия и схему увода собственности (с датами и фамилиями).

Спросил, ООО Навигатор-Меркури не исключено из ЕГРЮЛ?

- Нет.

- Конкурсное управление не окончено?

- Нет.

- Почему я заявляю об этом хищении?

- В первую очередь, как гражданин РФ. Есть и другие основания.

- Нет ли среди действующих и пострадавших лиц людей или организаций, аффилированных со мной или моими родственниками?

- Нет

- Кузина Н.В. - Ваша однофамилица?

- Нет, она жена моего сына.

- Обращалась ли я ранее в СК и по каким вопросам?

- Обращалась по многим вопросам, в т.ч., например, к Бастрыкину. Заявила о пропаже 14 чековых книжек из материалов УД.

- Какие результаты обращения?

- Никаких, кроме мгновенного прибытия в Нижний оперативной группы из Якутска и обыска в моей квартире.

- Обращалась ли я в суд, в СК(Я), к Слепцову?

- По озвученным сегодня двум эпизодам - не обращалась.

- Вы подготовили письменное заявление для сегодняшней встречи?

- Нет. Надеялась, что устного заявления вполне достаточно. Я готова под протокол всё повторить и подписать.

- Протокол заполняется только в том случае, если заявление расценивается, как сообщение о преступлении и преступление проходит регистрацию. Только после этого приступают к следственным действиям, в том числе - оформлению протокола. Вы сейчас посидите, подумайте, определитесь с написанием заявления (обращения), в это время я ознакомлюсь с документами на вашем сайте и через некоторое время подойду к Вам.


Он забрал с собой все 12 документов (по списку), осутствовал минут 30. После этого пришёл и сказал, что протокола по устному моему заявлению пока не будет, т.к. нет неопровержимых документов и фактов, позволяющих принять сообщение, как заявление о преступлении, а значит, должностная инструкция предписывает в подобном случае зарегистрировать заявление как несогласие с действиями следователя и далее направить по подведомственности. Я попросила его уточнить, какие моменты из моего рассказа, или какие документы представляются ему неубедительными.

Он вместо ответа упрекнул меня, что не всю информацию по делу я ему рассказала, что скрыла множество своих обращений в СК и содержание данных мне ответов. Что он не согласен с утверждениями, выложенными на сайте, о продажности сотрудников СК. Сказал, что полностью отвечает за свою работу и ведомства, в котором трудится. И в Якутии тоже не всё так однозначно.

Я повторила ему, что в рамках эпизодов по баржам я сообщила ему всё, что знала, и всё, что у меня имелось, представила ему. А рассказать обо всех моих обращениях и их результатах просто невозможно по времени, я не ставила сегодня перед собой подобной задачи. Ещё раз спросила, разве представленные документы не дают исчерпывающей картины происходящего?

Я сообщила ему перед этим, что у меня есть с собой заявление на имя Бастрыкина, которое я планировала передать в СК позднее, но я могу ему это заявление предоставить для ознакомления. Если это заявление его устроит, то я прошу оставить его для регистрации вместе с приложениями. Он очень внимательно прочитал его и стал пояснять слабые места в нём, не позволяющее однозначно принять его, как заявление о преступлении. Ведь я же не хочу, чтобы оно было рассмотрено, как обычное обращение, уточнил он?


Для доказательности моих утверждений нет целого ряда документов: нет постановления Слепцова о признании барж вещественными доказательствами (а я утверждаю о выводе активов путём изъятия под видом вещественных доказательств), постановление об изъятии и постановление о признании вещественными доказательствами - совершенно разные вещи! Невозможно установить из представленных мной документов идентичность барж, изъятых Слепцовым, и барж, упоминаемых в справке ГИМС.

Здесь я возразила, что рассуждая таким образом, можно дойти до абсурда и казуистики. Взяла у него пачку документов и показала, что справка существует только в контексте событий - её Шошин представил суду как доказательство обязанности Нефёдова оплачивать отстой судов, и барж в том числе, т.е. именно тех, которые изъял Слепцов. Он выслушал и согласился со мной по этому пункту. Сказал, что крайне необходимы документы, подтверждающие право собственности, возникшее на баржи у Нефёдова и Аракеляна. Иначе мои заявления о переоформлении имущества на третьих лиц практически ничем в предлагаемом комплекте документов не подтверждается. Они могут принять сообщение о преступлении следователя только при наличии всех! без исключения документов, сами запрашивать и собирать на стартовых позициях они ничего не должны, это им запрещено! Снова показал мне знакомую уже инструкцию.


Порекомендовал завтра подойти вместе с адвокатом. Сказал, что нужно разыскать и представить постановление Слепцова об аресте барж, постановление о признании их вещественными доказательствами, а также постановление об изъятии баржи МП-293. Нужно представить также жалобы, ходатайства арбитражного управляющего Останина и отказы следователя Слепцова на них, т.к. они упоминаются в заявлении.


Синдицкий рекомендовал сделать всё побыстрее, желательно придти к нему завтра, в любое время до 18-00, это в моих интересах, прежде всего. Дал свой телефон. Сначала вернул заявление и документы, потом попросил вдруг оставить по-возможности один экземпляр заявления, чтобы ещё раз внимательно всё изучить. Я оставила и заявление, и приложения. Он планировал к тому же ещё раз зайти на сайт. Сказал, чтобы звонила, если возникнут вопросы.


На следующий день я поехала в СК чтобы забрать у Синдицкого своё заявление и подать на него в суд жалобу за отказ в принятии сообщения о преступлении. Прождав его досточно долго, лишь совершенно случайно смогла узнать, что он вылетел в Тюмень в связи с авиакатастрофой. С трудом разыскали мои документы и следователя, которому он их оставил. Добилась оформления пропуска и прошла к этому следователю - Комарда Константину Павловичу.

Он попросил рассказать ему всё сначала. Рассказала. Было много вопросов, в том числе - откуда у меня столько документов, к тому же тех, которые не могут быть общедоступными, например - выписки из протоколов судебного заседания.

Комарда К.П. согласился, что участие Слепцова в махинациях с имуществом Навигатор-Меркури неоспоримо. Но в ходе следствия все действия следователя относятся к следственным, а значит не могут квалифицироваться как преступление, а претензии в его адрес квалифицируются только как несогласие с действиями следователя со всеми вытекающими последствиями. Вначале должно быть произведено служебное расследование поступившего сигнала, констатируются нарушения, по результатам этого расследования выносится решение руководства, если установлены злоупотребления и нарушения закона со стороны следователя, тогда он отстраняется от дела, и тогда возбуждается уголовное дело при наличии оснований.

Я возмутилась тем, что следователь СК получается вне закона на весь период следствия и может творить всё, что захочет. Комарда ответил, что законы у нас такие, а с законом не поспоришь.

Он ещё раз мне повторил, что в соответствии с законом, он обязан принять и зарегистрировать моё заявление как обыкновенную жалобу. Вариантов нет и быть не может. Я высказалась о полной бесполезности такого хода событий и рассказала про массу предыдущих обращений и про продажу чековых книжек. Его настрой изменился после этого. Ещё много было вопросов, снова вернулись к эпизодам с переоформлением барж, уточняли детали. Он сказал, что прямо сейчас сходит и доложит всё своему руководству, т.к. считает необходимым проведение служебного расследования, кроме дежурной передачи моего заявления в управление процессуального контроля.

Я ждала его в коридоре в это время.

Руководство поддержало передачу копий всех документов в отдел служебных расследований для немедленного начала этого расследования. Завтра утром мне дадут ответ, к 11-00 ответ будет готов. Следователь уже подписывал мой пропуск, но вновь возник разговор о Слепцове, Нефёдове и деле в целом.


Я рассказала Камарде о вранье работника Управления процессуального контроля СК Полетаева в кабинете Пискарёва (по поводу чековых книжек) в моём присутствии. Если враньё идёт на таком уровне, сказала я, то ничего хорошего и конструктивного от вашего процессуального контроля ждать не приходится. Комарда ответил, что наша надежда - только на порядочных людей и специалистов, которые всё же встречаются. Он поинтересовался, ознакомили ли меня с результатами служебной проверки. Я ответила отрицательно. Комарда сказал, что я или мой представитель имеет право придти в СК и запросить материалы служебной проверки по моим обращениям. Мезрин по закону обязан предоставить все материалы этих проверок.


Я рассказала ему дополнительно и про 265 млн. при нулевой отчётности, и про вступившие в законную силу решениях Арбитражного суда, которые следователь самолично огульно называет незаконными, и т.д. Комарду очень заинтересовал эпизод, когда (по мнению Слепцова) Соина и Дарьяновская через месяц после оформления договора мены на баржу, являясь уже зарегистрированными собственниками баржи, вдруг пришли к Кузиной и выложили ей 1 млн., чтобы ещё раз (?) оформить собственность теперь уже по договору купли-продажи. С интересом ещё раз посмотрел документы, где вот вся собственность принадлежит ООО "Навигатор-Меркури", а вот - уже Нефёдову и Аракеляну. Я сказала, что также успешно в ближайшее время будут "уведены" и пароходы, если не вмешаться. Он попросил рассказать, с чего всё начиналось. После этого он заметил, что дело, как минимум, возбуждено без оснований. А ход событий выглядит, как целенаправленная расправа над временным управляющим, попытавшимся имущество ООО "Навигатор-Меркури" не допустить к выводу из конкурсной массы. Спросил, кто такой Нефёдов. Я ответила - пенсионер, бывший шахтёр. А кто за ним? Ну, сиё мне неведомо, ответила я. Но что дело заказное и сфабриковано с самого начала, это видно невооружённым глазом, что отмечают все, кто начинает знакомиться с материалами.

Следователь пообещал, что приложит все усилия к быстрейшему началу служебного расследования, сделает всё от него зависящее. Возможно, опять я обольщаюсь. Но очень уж заинтересованными и конкретными были вопросы по уточнению деталей.

Вышла из СК я в 17-00, в суд уже не успела.

Поехала на следующий день утром в СК, забрала их дежурный ответ на зарегистрированную "жалобу", который сообщает о том, что моё заявление (не заявление о преступлении!) передано в управление процессуального контроля. После этого поехала и подала заявление на Синдицкого в Басманный суд.

Вечером успела на поезд в Нижний.


P.s. Итог попытки подать заявления по состоянию на 23 апреля 2012г. такой: мое заявление о преступлении следователя НЕ принято, НЕ зарегистрировано и проверка по нему НЕ начата.



Файлы:





  СК_баржи.html 20 КБ


Комментарии:


добавить комментарий

гость :: 2014-02-17 17:00 :: +

Good to see a tanelt at work. I can't match that.


гость :: 2013-05-21 14:33 :: +

комарда к.п сам на свою тетю кляузу писал.Но она отстояла свою честь!!!!!!



<< предыдущая   1    следующая >>