войти :: зарегистрироваться

Трудными дорогами правды

04 января 2018г. В марте 2018 года будет ровно восемь лет (ВОСЕМЬ!) с того момента, кокда в последний раз в Якутске я видела своего сына, невестку и внучку. Восемь лет назад они уехали в обычный запланированный отпуск, вернуться из которого им сейчас можно только в якутское СИЗО. В своем блоге я писала и буду писать о том, что в действительности произошло с семьей моего сына, и как мы, родители, пытаемся пресечь это незаконное уголовное преследование. Я хочу, чтобы этот блог читали мои друзья и знакомые и знали правду обо всем происходящем с нами, знали о том, как мы боремся за своих детей, как живем в то время, когда мы изолированы друг от друга. Надеюсь, что весь этот кошмар когда-то закончится, как страшный сон, и мой блог останется просто странной, грустной историей со счастливым концом.


Служба Безопасности или перспектива уголовного дела

2012-02-20 16:19
комментарии (1)

На прошлой неделе, когда я находилась в Москве, раздался телефонный звонок. Номер был мне неизвестен. Звонивший представился полковником Службы Собственной Безопасности Следственного Управления СК по Нижегородской области. Кабалов Владимир Константинович сразу покорял необыкновенно приятным, молодым голосом и деликатностью в разговоре. Ему нужна была встреча со мной для моего опроса в связи с поступившими к ним из СК РФ моими обращениями к Бастрыкину А.И. и Пискарёву В.И. от 13.12.11 (устным) и 14.12.11 (письменным). Узнав, что я в Москве, Кабалов поинтересовался, когда я планирую приехать в Нижний и когда смогу придти к ним в контору на Краснозвёздной, 5. Договорились встретиться в понедельник 20.02.12, причём с утра договорились созвониться и уточнить время встречи.



После звонка Кабалова в понедельник утром отправляюсь на Краснозвёздную, туда и обратно дорога заняла чуть больше трёх часов.


Опрос проводил сам Кабалов Владимир Константинович, писал на компьютере его помощник. Разговор длился час с небольшим. От меня требовалось под роспись подтвердить все заявления, которые я озвучила на приёме у Бастрыкина и Пискарёва, а также все обвинения в преступлениях Слепцова, которые представлены в моих письменных обращениях в СК. Естественно, я подтвердила всё. Добавила в протокол убедительную просьбу: дать правовую оценку хотя бы двум эпизодам - пропаже чековых книжек из материалов УД и подделке подписки о невыезде.


Я брала с собой презентационную папку, она мне очень пригодилась. Полковник поинтересовался всей историей в целом (не под протокол), я стала рассказывать и сразу показывать все документы. Он первый и пока единственный, кто так внимательно прочитал, проанализировал все документы, сопоставил факты и крайне удивился, как можно было Слепцову так сработать? Согласился, что противоречия в документах неоспоримые, что фактический материал изобличает несостоятельность обвинений, что максимальное обвинение, которое можно каким-то образом пристегнуть - это только превышение полномочий (ликвидатора).


Хотя от полковника мало что зависит, вернее - ничего не зависит, он просто выполнял поручение СК РФ - опросить меня и получить мою подпись для возможного привлечения в дальнейшем по ч.2,ст.306 УК РФ (ложный донос), тем не менее, я довольна тем, что лишний раз потренировалась в изложении сути дела.


Текст протокола опроса составил пол-странички, анкета моих паспортных данных - страничку. Всего - полтора листа. Копия этого протокола мне не полагается по закону, я спрашивала. Этот протокол - только для служебного пользования.

Что я могу ещё сделать для моих детей - сына и невестки - спросила я полковника уже на пороге. Пока только ждать ответной, надеюсь адекватной, реакции ССБ СК РФ - ответил Владимир Константинович.

Будем ждать и надеяться. Но не прекращать при этом активно действовать в других направлениях.




Комментарии:


добавить комментарий

гость :: 2014-02-17 03:41 :: +

You've got to be kidding me-it's so trtnlparenasy clear now!



<< предыдущая   1    следующая >>